Почему-то все истинное до глубины души больно, неприятно, иногда грустно, и даже опасно.

~ Истинная любовь не связана с верностью; и, как следствие… истинное отцовство не связано с установлением отцовства… Это неприятно; иногда больно, и опасно… И вот, уже кое-кто кое о чем подумал… Ну я же говорю — истинное очень опасно, даже если ты никого конкретно не имеешь ввиду.
~ Истинное творчество. Вообще не связано с тем, кто это творчество вытворяет… Оно само, без тебя… Почти как отцовство; только оно, вроде как, при этом сто процентов твоё; но оно само; без тебя. Когда истинное — то без тебя совсем. Это понимаешь поздно, и когда понимаешь, то это вот очень неприятно… Вроде как, ты же! Ну ты же, ну!?.. Ну а кто же? када ты же?.. Только без тебя… Очень неприятно… Первый раз даже больно; а потом просто неприятно. Оно все чаще и чаще — творчество — и ты уже вроде привык, что оно там само; без тебя; и уже не больно; но каждый раз неожиданно… Конечно! Если ты будешь ждать, то тогда оно с тобой; и тогда оно не истинное, когда с тобой… Но с кем же оно там, когда оно без тебя? хотя твоё?.. Непонятно!
~ Истинный патриотизм — он просто опасен. Опасен, потому что никак не связан с государством и даже! со страной. Это опасно, согласитесь!? Опасно, но терпимо.
~ А вот истинная духовность — это намного опаснее; ну, знаете… можно чувства нечаянно обронить… плохо закрепленные… А вообще вот, немного странно, да? Вроде сильная такая штука, эта духовность, но так плохо держится внутри!… шо можно не так посмотреть; или не туда; и оно уже упало оттуда. Вроде сильное такое чувство духовное, но не держится нихрена — плохо очень закрепляется внутри… Очень опасно… Но я скажу. Истинная духовность… Нет, лучше не буду говорить, потому что очень опасно. Это самое опасное — истинная духовность; особенно сейчас… Особенно здесь… Не дай Бог! И я даже не знаю, кому опаснее — тому, кто пишет о ней или тому, кто читает… Но вот, что точно!!, так это для того, кто следует! истинной духовности — для того она уж точно! смертельно опасна!
~ Истинная интеллигентность — это штука неприятная; даже отвратительная… И главное, шо бы ты не говорил, и шо бы не делал — тебя всегда видно… И что самое противное в истинной интеллигентности — ты сам себя видишь! Ты вроде достаточно… но не для всех. А для кого-то через чур… что тоже не достаточно. И каждый раз приходится наплевать на чье-то мнение, что совсем не интеллигентно. А если будешь молчать, то это не интеллигентно по отношению к себе… Вот как противно ведь, ну!?
~ Истинная красота… Опасно. Не удобно… Честно, давайте, да?.. Не, ну совсем-совсем честно… истинная красота… только очень честно, хорошо? Ну прошу, давайте вот без притворства; каждый, прямо сейчас… Истинная красота… Ну? Нууу?!… Вот видите как опасно и не удобно? Вроде красота, но истинная ли?.. Неее-ее!, ты всегда скажешь, что красиво,.. попробуй не скажи только!.. А когда совсем честно; когда совсем истинно… то не удобно, правда? Ее, истинную, всегда хочется, но говорить о ней неудобно.
~ Другое дело — свобода. Чем ее больше у других, тем меньше хочется, чтоб она у этих других была… Со своей личной, собственной свободой, — особенно когда она истинная, — на первый взгляд, все в порядке… Но ты ж не можешь пить один!?.. Потому что если не для всех, то это ж не истинная уже! Значит надо шоб для всех!.. Хотя, здесь понимаешь, что на всех не хватит… На троих — это в самый раз… Но снова чувствую, что для простой свободы это самое то, а вот, до истинной не дотягивает… И что получается? Говорить о ней можно скока угодно, но по-настоящему хотеть — никогда! Говорить о ней приятно, а хотеть — ни за что! Ну сам подумай, когда ты по-настоящему хочешь свободы, жаждешь? Когда ее нет: в тюрьме, в плену, в страхе… Как можно хотеть эту чушь? Никак нельзя этого хотеть… И если тока представить себе истинную свободу; особенно когда в их руках… То ты тогда словно бы говоришь: «Сделайте нам хоть какое-то ограничение, с которым мы могли бы бороться; и чтобы мы никогда не смогли понять, что то, за что мы боремся, нам не нужно; потому что когда оно будет у всех, а не только у двоих-троих вместе со мной; то конкретно я, насладиться этим не смогу»… Поэтому, борьба за свободу и есть свобода. А истинная свобода — это чушь, пустота!
~ И отсюда легко выводится истинная власть. Истинная власть держит в своих руках фикцию — истинную свободу. Власть разрешает тебе бороться за эту истинную свободу, при этом никогда тебя к ней не допуская. И это хорошее государство — оно охраняет нас от столкновения нас с нашей пустотой. А в плохом государстве все наоборот — в нем полно свобод, и при этом нет никакой борьбы… Как говорят те, кто был там, где кипяток 105 градусов: «Много разной колбасы сейчас, но истинной колбасы; колбасы, за которую можно было бы побороться!, так сказать…»
~ Но… о грустном… Истинное сострадание… Это когда ты ни с какой-то там позиции, а просто понимаешь, что не повезло… Понимаешь, что они не могли иначе. Просто не повезло и все… И ты отдаешь; и вроде должно быть хорошо и радостно. Оно ведь радостно, когда отдаешь… И вроде бы нет ничего опасного в истинном милосердии; но ты понимаешь, что просто ведь не повезло… Прикинь!?.. Значит ты тоже не какой-то; и не то что там не «какой-то особенный», а вообще никакой. И что тебе просто повезло, а им — нет… А могло ведь наоборот; мог же ты быть действительно, истинно, так же, как они… Опасно. Грустно. И ведь не купишь себя, не заработаешь себя, не вымолишь и не наздоровишь, не налюбишь, не натворишь себя, и даже не намилосердствуешь…
И всякая истина — если она настоящая, истинная — она не понятна, больна, опасна… Но всегда чертовски интересна! И бороться за истину — большое удовольствие, даже если ты понимаешь, что она пуста. Потому что своей пустотой она сама себя обесценивает, и становится от этого бесценной.

Сердце…

Где находится духовный центр? Это не сердце, нет…

А в чем проблема у того сердца, которое «просто перекачивает кровь»? Просто в том, что вы, благодаря ему как-то дожили до того момента, когда узнали, что у вас вовсе нет никакого физического тела? Теперь без него способны существовать?
Это сердце впервые сократилось на 2-ой неделе эмбриональной жизни. После этого оно ни разу не останавливалось в своем стремлении, повторяя одно и то же. Не стоит ли полюбить его всем своим «реальным» духовным сердцем, поблагодарить в первую очередь свое тело, за то что оно дышит, переваривает, носит вас в ашрамы?
Не является ли истинным началом духовного сердца, признание своего физического сердца чудом, которое вы не в силах понять?
Нет ли необходимости объединиться сначала со своим телом и умом. Не отделяться от них в поисках чего-то необычного, а объединяться, исследовать? Поиск духовного сердца ничем не отличается от обычной жизни — это такой же поиск чего-то внешнего, в игнорировании внутреннего. Наше физическое сердце и есть наше духовное сердце. Они полностью совпадают. Мы просто не в состоянии распознать, насколько наш «мускульный орган, перегоняющий кровь» является удивительным феноменом, прекрасным и божественным творением.
Вот вы говорите, что ум создал тело. Это действительно так. И так говорят святые тексты. Но причем здесь вы? Разве отсюда следует, что Вы сделали это тело? Если да, то значит вы знаете абсолютно все про себя? Все свои 100000000000 клеток? Вы знаете совершенно точно, что это такое, ваше физическое сердце? Может тогда расскажите об этом физиологам, которые все еще очень мало знают?
Ты — это твое сердце и твое дыхание. Ты — это руки и ноги, глаза и уши. Физические! И еще, конечно же ты есть ТО, потому что все Едино. И конечно, ты есть духовное сердце — где-то там справа от анахата-чакры, и оно едино с тем сердцем, что слева, с таким простеньким моторчиком, благодаря которому ты простенько есть.

Квантовая неопределенность есть в нашем мире

На горизонте стоит здание. Какие у него координаты?

Это координаты подвала, крыши, центра масс, геометрического центра?

Это координаты относительно выбранной вами точки отсчета. Где же тут определенность, если вы сами назначили себе, где вы и где здание. Это неопределенность первого рода, которая снимается субъектом.

Ок, вы выбрали точку отсчета для здания и для себя и двигаетесь по направлению к зданию. Здание становится все больше и в определенный момент вы войдете в него. Вопрос в том, что когда вы войдете в здание — сможите ли вы точно сказать, где оно? Ведь оно вокруг вас, со всех сторон.

Да, вы скажете, что если приняли здание за точку и себя за точку, то вы всегда знаете положение этих точек. Ну, и вам не кажется странным, что уже будучи в здании вы все еще способны измерять свою скорость по отношению к зданию? Вы уже часть здания, разве нет? Значит, когда вы вошли в здание, то и здание и вы исчезли. Это неопределенность второго рода.

Нас в школе учат, что мы никогда не поймем законы квантовой механики, потому что они не следуют из нашего опыта. Мы должны к ним привыкнуть. Никто не мог ответить мне на вопрос, почему квантовая неопределённость не существует в классическом мире и мы всегда спокойно определяем координаты объекта одновременно с его скоростью?

Так вот, квантовая механика более понятна и прозрачна, чем классическая физика, потому что она оперирует более привычными понятиями, которые в классической физике просто игнорировались. При этом мы всегда сталкиваемся с такими феноменами, знаем их и думаем именно так, как представляется реальность в квантовом мире.

И я теперь отвечаю, почему мы всегда знаем скорость и положение объекта с любой точностью в обычной механике. Потому что мы забили на объект. Мы считаем его материальной точкой — несуществующей фикцией. Все. И удивительно, что мы говорим о скорости автомобиля, хотя знаем, что колесо движется в некоторых своих частях в обратную сторону, а в некоторых точках оно стоит. А ведь мы говорим «скорость автомобиля» — всего полностью ведь мы имеем ввиду, забывая что так быть просто не может. Это как средняя температура по больнице. Не существует скорости автомобиля — это фикция, точно такая же, как скорость электрона.

А вот вам еще один, так называемый парадокс КМ, ну совсем не понятный школьникам. Как это так, что электрон — это и частица и волна? Иногда он ведет себя как частица, иногда как волна.

На это я спрошу: а с какими предметами, объектами, явлениями в нашем мире дело обстоит иначе? Вы где-нибудь видели объекты с четкими границами? Есть ли объекты с абсолютно равномерно распределенной плотностью?

Конечно, вы всегда будете проходить только через одну определенную щель, и никогда не сможете пройти через две щели одновременно. По крайней мере, вы ни за что не согласитесь делать это бесплатно:)… Лично у меня даже через одну щель нет никакого желания проходить.

Это шутка, а если серьезно, то ответ на то, почему бильярдный шар не проходит через 2 щели, звучит как вопрос: что такое бильярдный шар? Это реальный объект природы или некое идеальное тело приблизительно равное сферическому коню в вакууме? Если вы отвечаете, что это реальный объект, то я отвечаю, что в таком случае он проходит через обе щели одновременно. Просто та часть его, что проходит через вторую щель настолько относительно мала, что мы ей снова-таки пренебрегаем. Бильярдный шар излучает тепло, отражает свет и поглощает его. Он даже испаряется, можете себе представить? Его просто нереально сделать идеальным настолько, чтобы он прошел только через одну щель. Он не только через те две щели проходит, которые поставили экспериментаторы — он ломится во все стороны, лезет вон из вашего эксперимента в ваши глаза и уши и нос. Вам просто насрать на это, вот и все — вы смотрите только в СРЕДНЕЕ.

И что интересно, если сравнивать этот шар с одним электроном, то шар даже больше проходит через обе щели, чем электрон. Когда шар проходит через одну щель, как нам кажется, то через вторую проходит огромная туча электронов и фотонов, которые в начале эксперимента все еще считались этим шаром. Только относительно своих собственных размеров, которые определяем мы, шар настолько мало проходит через вторую щель, что мы этим прохождением просто пренебрегаем.

Бильярдный шар более независим от нашего мнения, и хотя наше присутствие немного действует на его поведение, все же, даже тогда он проходит через обе щели. А в случае с электроном, который менее силен, чем шар, чтобы защитить свое право на единство с природой, — он проходит через одну щель под нашими пристальными взорами. А когда мы отворачиваемся, он счастлив жить полной полигамной жизнью, с двумя щелями вобнимку)).

Кроме того, для электрона мы можем поставить почти идеальный эксперимент с почти идеальными условиями, а вот для шара, мы такого эксперимента просто не в состоянии поставить. А если бы могли, то не вел бы себя шар в точности также как электрон? Не стал бы он ОЧЕВИДНОЙ волной в отсутствии нашего внимания?

Итак, мы живем в квантовом мире, не в классическом. И главное, что из этого следует — ваше наблюдение порождает реальность…